Перейти к публикации
Kitycat

История жизни одного рыжего кота

Рекомендованные сообщения

[ATTACH=full]897[/ATTACH]

Был конец мая 2003, мне было 9 лет. Зайдя домой после прогулки, я услышала от матери: «Видела там на ступеньках котенка? Мы его покормили уже, он еще там?» Какой котенок, подумалось мне? Я только что там прошла, и никого не увидела. Спустившись вниз и хорошенько присмотревшись, я заметила в угле возле перил сжавшийся рыжий комок с гноящимися глазами. Беднягу просто кто-то выкинул в подъезд. Плюнув на то, что мне запрещено держать животных, я аккуратно взяла его на руки и понеслась домой, где мать помогла мне его вымыть и промыть глаза. У котенка была всего одна блоха, которую мы сразу же выловили и раздавили. Это была первая и последняя его блоха.

Пока отец, так категорично относившийся к животным, был на вахте, было решено приютить котенка у нас, а потом решать, что делать. Обычно, когда я приносила котят домой, отец относил их в зоомагазин. По крайней мере, он мне так говорил, когда возвращался домой без животного. Сейчас, много лет спустя, мне кажется, что он просто выкидывал их где-нибудь подальше. Но правды я никогда не узнаю.

Через некоторое время мы заметили, что котенок не мяукает. Чуть мурчит, но в остальное время нем, как рыба. Сказалось ли так время, проведенное в подъезде, или это было врожденно – мы не знали, но всю жизнь он только чуть-чуть хрипел, если кто-то наступит ему на хвост. Сипел, если просил впустить его в комнату. Очень долго мяукающие кошки были для меня чем-то непривычным – наш-то так не мог. Много чего в обычных кошках было для меня как в новинку.

Котенок был слишком мал, чтобы определить пол, хотя скорее это мы были слишком тупыми, слепыми и какими-то еще, поэтому сначала он был девочкой, а спустя полмесяца до нас наконец дошло, что перед нами кот, а не кошка. Я назвала его Стёпка – внимание в момент придумывания имени привлекла лежащая на столе конфета «Дядя Стёпа». Он вырос в красивого, пушистого рыжего кота, шерсть с которого потом была везде, где только можно.

Проблемы начались, когда вернулся отец. Кое-как вымолив разрешение оставить котенка, мы уже думали, что все нормально, но потом он начал драть обои и грызть провода. В квартире только-только был закончен ремонт, обои по тем меркам были дорогущие. Когтеточки не помогали, если кто-то замечал новое подранное место – кота тыкали туда носом и лупили по заднице. Потом долго приходилось выманивать его из-под кровати, чтобы тот не боялся выходить. Но драть обои он не перестал, зато мы с матерью научились маскировать места, где он подрал, чтобы не видел отец. Несколько раз он пытался его отдать. Один раз это удалось, и кота не было в квартире две недели. Потом его вернули, сославшись на «бракованость» и что-то там еще. Или отец не мог смотреть на нас с братом, каждый час заглядывающих под кровать и искавших друга.

Когда ему стукнуло полтора, у него на ухе за пару дней образовалась водянистая непонятная херня, оказавшаяся в итоге «водянкой». Вызванный ветеринар провела операцию на месте, предварительно сделав ему укол в заднюю лапу. Этот укол был началом почти всех его бед, потому что он попал в какой-то нерв, и потом кот слегка на нее прихрамывал. Во время той же операции он лишился своих бубенчиков. Ветеринар-практикант сказала, что возьмет всего 500 тенге, и мать сразу же согласилась, о чем потом пожалела.

Ухо зажило, но скукожилось, что-то между обычным, и купированным. А спустя месяц таким же стало и второе ухо – та же водянка, тот же врач, тот же гребанный укол в ту же лапу. Тогда кот был у бабушки, и никто не додумался предупредить ее, чтобы укол сделали в другую лапу.

Вот так он стал немым котом со странными ушами.

Лишившись бубенцов, кот потерял прежнюю активность, и сам почти никогда не носился по квартире. Только иногда, по ночам, или если его раззадорить. А так он был очень и очень спокойным.

Когда ему было пять, произошел какой-то перелом в его, да и в нашей жизни. Он неудачно спрыгнул с кровати, от чего что-то случилось с задней лапой. Не той, в которую делали укол. Он орал, если его пытались взять на руки, шипел и кусался на всех. Да, орал – истошным хрипом, так громко, как только мог.

Мы вызвали ветеринара – другого, теперь уже какого-то солидного мужчину, который только за вызов уже брал 2к тенге. Он сделал коту наркоз – в ту лапу, которая не болела, но которая уже пережила два укола. Пощупал, но ничего не нашел. Кости были целы, суставы – на месте, в чем проблема он так и не сказал, содрав деньги за укол и свалив, оставив рыдающей мне неподвижного кота. Мы переложили его в комнату, укрыли, и стали ждать, пока он встанет.

Но он не встал. Не смог, поднялся на передние лапы и поволок за собой задние, смотря на нас полным непоняток и паники взглядом. Затем забился под раковину и лег там. Мы думали, что все. Два дня он не выползал из ванной, мы кормили и поили его с рук, он не ходил в туалет, а мы рыдали почти всей семьей и думали, что делать. Усыплять?..

Хер там плавал, якобы сказал кот на наш плач и идеи. На третий день пушистый выполз, и на одних передних лапах дополз до лотка, где непомерными усилиями сел и сделал свои дела. Он мог бы нагадить там, в ванной, но терпел и полз, будто говоря – я жив, идите в жопу, я все еще жив! Мы смотрели на это, и не знали, нам рыдать или смеяться от счастья.

Он ползал на одних передних почти год. Каждый, кто приходил к нам в гости и видел несчастного немного двулапого кота говорил нам – усыпите, не мучайте. Но мы исправно посылали их нахер, ибо они не видели, как резво он на этих двух лапах мог ползать, и как он ни разу не сходил мимо лотка, хотя мог бы и не напрягаться. Он доползал до нас, сидящих в комнате за чашкой чая, и ложился рядом. «Я тут, я все еще тут, я жив» слышалось в его тихом-тихом мурчании.

Когда мы уже смирились, начало происходить чудесное исцеление. Сначала мы начали находить его на кровати, на которую он сам бы не залез, и никто не признавался, что это он его туда положил. Потом он начал сам с них спрыгивать – косо, криво, на бок, но сам. Через полмесяца он, пошатываясь, подошел к миске на всех четырех, и наш счастливый крик был слышен на весь дом. За месяц он полностью восстановил возможность ходить, но навсегда потерял способность прыгать. На кровать он больше карабкался, чем прыгал. На полметра он снова научился прыгать только через несколько лет.

Некоторое время было нормально – он стал таким, каким мы его знали. Отец снова совершил попытку его отдать – дорогой корм, снова драные обои. Мы противились, но сделать ничего не могли, и просто ждали. Однако, опять не прокатило. Придя домой с мыслью, что никто не выйдет нас встречать, мы удивленно хлопали ресницами, потому Стёпка все еще был дома. «Не смог» - ответил отец на наши взгляды. Что ж, спасибо и на этом.

В восемь лет он опять «умер». Перестал есть, пить, ходить в туалет. Лег в лоток, и лежал там, пока мы думали, что делать – никто не брал трубку, клиник в нашем городе не было, и, кажется, нет до сих пор. Мы снова могли только ждать. И он снова встал, так же шатаясь пошел и поел, и хрен знает, что это с ним было. Но он снова переборол, а мы с матерью снова выдули гигантское количество валерьянки.

К девяти годам он почти ослеп – глаза были мутными, иногда он врезался в стены, с непривычки натыкался на какую-нибудь открытую дверь. Мы капали ему глаза, но на что-то более дорогое денег не было. Со слухом так же – из-за деформации ушей, серы там скапливалось куда больше, чем нужно, и даже чистка не всегда помогала.

В феврале 2012, за три месяца до юбилея, началось самое страшное. И даже не то, что он заболел. А то, что на него почти перестали обращать внимания, едва ли вспоминая покормить. Февраль – самый тяжелый для нашей семьи месяц, меня самой часто не было дома, я приходила в 10 вечера и почти сразу валилась спать. Тогда мне казалось, что это – оправдание, но сейчас мне хочется вернуться назад и как следует вмазать себе в рожу.

Мать носилась тогда с двухлетним братом, главной забавой которого было пойти и попрыгать на коте под присмотром ржущего отца. Сука. Увидев однажды видео, как брат весело скачет на щуплом коте, а отец все это снимает и подбадривает – честное слово, комок злости в моем горле не разошелся до сих пор.

Может, это и стало причиной очередной болезни. Он перестал выползать из-под кровати, но никто, никто, блять, этого не заметил. Заподозрив неладное, я за шкирку вытащила его, и, взяв на руки, обомлела. Вы знаете это чувство, когда ваше сердце падает вниз и там же превращается в сплошное кровавое месиво? Вот примерно так я себя почувствовала, осознав, что спокойно могу прощупать ребра. Они выпирали, будто это просто был скелет, обтянутый кожей и шерстью. Тут же я вызвала такси и поехала в какое-то подобие ветеринарного кабинета – просто помещение 2 на 3, о котором никто не слышал, но в котором согласились меня принять в 10 вечера.

Врач пощупала, осмотрела, и диагностировала проблему с почками и желудком из-за плохого корма. Прописала уколы, которые я сама должна была делать, раствор, сказала прийти через неделю.

Но он не дожил до этого приема. Несмотря на уколы, от которых его рвало чем-то белым, несмотря на «чудесный раствор», одним вечером он сам дополз до ванной и спрятался за унитаз, где после двухминутных спазмов умер. Я не видела этого всего – просто сидела рядом, бессмысленно прося прощения за свои тупость, за невнимательность, за все-все, что я могла, но не сделала. Мать положила его в коробку, а на утро мы с дедушкой похоронили его далеко в степи, рядом с морем.

Он прожил рядом со мной практически десять лет. Для кота – средне, но именно для него – уже дата. Слишком много выпало на его кошачью долю, а я впервые узнала, каково это, потерять лучшего друга.

Исправно по несколько раз в год, приезжая домой с учебы, я навещаю его могилу, за три года превратившуюся уже в просто ленточку на кусте полыни. А дома только в начале лета появился кот, хотя мать говорила «большеникагда». От этого кота пятилетнего брата гоняют только так, потому что придушит, и даже отец это животное любит. Потому что этот – породистый, а тот был неизвестно каким.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Отец рассказал историю: когда он был шпаной и ещё бегал шпаной во дворе, жил у них во дворе кот. Гордый такой, ничего не боялся, ведь собак в то время почти небыло, 1-3 собачника на весь район.

И сидел как-то папа с друзьями на скамейке у футбольного поля, а рядом, в теньке, лежит этот самый кот. Видно, что жарко ему, и решили они его побрить... Было задействовано буквально всё, что могло резать шерсть - бритвы, ножницы и т.п.. Кот орал и царапался, но у них получилось. :D Когда закончили, остались только кисточки на лапах, хвосте и шее, плюс пара клочков на теле.

В итоге - коту не жарко, на детей все орут, бабки при виде кота крестятся.

 

В другой момент решили они, что кот - десантник. Соорудили ему парашют, одели на кота и скинули с пятого этажа. Кот, естественно, орёт, но на этот раз бабки просто сидели и не могли понять: откуда орёт кот?

В итоге, когда он приземлился, сиганул куда подальше, но парашют опять раскрылся и не давал ему набрать полную скорость :D

 

Кот, кстати, ни разу не пострадал и жил ещё долго, потом его или забрал кто-то, или он сам ушёл...

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Присоединяйтесь к обсуждению

Вы можете опубликовать сообщение сейчас, а зарегистрироваться позже. Если у вас есть аккаунт, войдите в него для написания от своего имени.

Гость
Ответить в тему...

×   Вставлено в виде отформатированного текста.   Вставить в виде обычного текста

  Разрешено не более 75 эмодзи.

×   Ваша ссылка была автоматически встроена.   Отобразить как ссылку

×   Ваш предыдущий контент был восстановлен.   Очистить редактор

×   Вы не можете вставить изображения напрямую. Загрузите или вставьте изображения по ссылке.


×
×
  • Создать...